Разделы



О биологических предпосылках конкуренции в системе бизнеса

Четвертый уровень осмысления особенностей происхождения конкуренции в экономике связан с выявлением биологических предпосылок конкуренции в системе бизнеса. Влияние биологического начала на конкуренцию между субъектами бизнеса называется биологическим детерминизмом . Обращение к нему важно по следующим мотивам. Во-первых , это полезно для правильного понимания механизма формирова ния целевых конкурентных установок, содержания конкурентных преимуществ и конкурентной среды, особенностей стратегий, технологий, типов и форм конкурентного поведения в современной системе бизнеса. Здесь необходимо объяснить, что именно из закономерностей, присущих живой природе, проявляется в качестве предпосылок деловой деятельности людей.

Во-вторых , обращение к биологическому детерминизму в системе бизнеса важно и для понимания того, что же в современной конкуренции обусловлено не биологическими, а сугубо общественными предпосылками, в чем именно состоит специфика конкуренции людей, являю щихся не просто очередным биологическим видом в процессе эволюции живой природы, но особым видом. И здесь необходимо объяснить, что все-таки из разнообразного природного арсенала борьбы за относительно лучшие условия существования переносится на деловую деятельность людей, а что остается невостребованным в современной конкуренции субъектов бизнеса.

Следует подчеркнуть, что, хотя никто, в принципе, не отрицает схожести конкуренции в системе бизнеса и в живой природе, многие с большой опаской относятся к применению самой идеи биологического детерминизма в бизнесе. В этом есть свой резон. Грубый упор на биоло гические предпосылки конкуренции вполне может поставить под со мнение такие очевидные факты, как способность конкурирующих субъектов современного предпринимательского бизнеса находить консенсус интересов и положительно влиять друг на друга, например, посредством маркетинга, или как способность людей сообща противостоять монопо листическим тенденциям на рынке и использовать государственные и общественные рычаги антимонопольного регулирования. Вообще ко всему, что может быть определено как биологическое начало человече ской деятельности, следует подходить чрезвычайно деликатно.

Вместе с тем все прекрасно понимают, что развитие человеческого общества, так же, как и развитие живой природы вообще, постоянно осуществляется в обстановке соперничества различных типов, видов, подвидов, образующих его структуру. В этом состоит не только схожесть природы и общества, но и существенно важное влияние природы на современное общество, в том числе на современную систему бизнеса. Не случайно значительное место в терминологии, применяемой сегодня и в теориях бизнеса, и в тео риях конкуренции, занимают определения и дефиниции, почерпнутые из категориального аппарата биологической науки. Используемые терми ны часто имеют выраженный биологический акцент: рыночная ниша (явная калька с ниши экологической), выживание в конкурентной борьбе, доминантная фирма и т.д. – констатирует в этой связи А.Ю. Юданов. – Особенно же часто встречаются вроде бы не совсем всерьез проводимые сравнения определенных типов фирм с животными и расте ниями: жалящими москитами, неповоротливыми бегемотами, серыми мышами7.

п»ї

Появление таких терминов нельзя назвать случайным явлением. В настоящее время на Земле насчитывается около 2 миллионов видов жи вотных. Биологические предпосылки конкуренции в системе бизнеса проявляются двояко – во-первых , как биологические прообразы процес са конкуренции между субъектами бизнеса и, Во-вторых , как генетиче ские детерминанты эволюции конкуренции в деловых отношениях и в деловой деятельности под влиянием конкуренции как фактора биологи ческого прогресса на основе естественного отбора. Поэтому естествен нонаучные основания теории конкуренции в бизнесе содержатся в меж дисциплинарной теории конкуренции.

Биологические прообразы процесса конкуренции в бизнесе без труда обнаруживаются в различных формах борьбы за существование, например, в южноафриканских заповедниках живой природы. Там, на бескрайних просторах саванны, мы можем вдоволь насладиться видом неповоротливых бегемотов, гордых львов, могучих слонов и других замечательных животных, образы которых периодически вдохновляют немалое число разработчиков теории современной конкуренции. Много численные отряды и виды животных, имеющие здесь общее место оби тания, образуют биоценоз и находятся между собой в чрезвычайно запу танных отношениях, которые охватывают конкуренцию между отдельными видами и внутри каждого из видов. Важной особенностью жизни зверей в этих заповедниках является невмешательство людей в их взаимные отношения.

Как известно, антилопы, газели, буйволы живут стадами. Это не очень удобно с точки зрения поиска пищи и особенно воды. Однако пребывание в стаде позволяет животным уменьшить степень риска стать добычей хищников. Каждая взрослая антилопа гну или зебра понимает, что в толкучке ей легче затеряться и избежать встречи со стальными челюстями гиены и когтями разъяренного льва.

Форекс отзывы дают Вам уникальную возможность узнать о торговле на Forex объективно и сформировать индивидуальное мнение!

Стадо диких травоядных животных формируется для того, чтобы затруднить охоту на них со стороны хищников, сделать каждое отдель ное животное менее уязвимым, а, следовательно,  более конкурентоспособным и готовым к борьбе за выживание. Когда голодный лев чересчур долго смотрит на несущееся по равнине стадо зебр, намереваясь полакомиться свежим мясом, он внезапно оказывается неспособным к охоте из-за головокружения, вызываемого мельканием бесконечных черно-белых узоров. Зебры придумали весьма удачное средство противостояния свирепому хищнику – они сливаются воедино в его глазах и потерявший голову лев вынужден переключить внимание на другие потенциальные жертвы.

п»ї

Смышленые зебры пользуются еще одним любопытным приемом конкуренции. В саванне стада зебр уступают по численности стадам ан тилоп гну, к чему за многие тысячелетия сопредельного проживания привыкли крупные хищники, предпочитающие мясо антилоп гну мясу полосатых лошадок. Ощущая это, зебры проявляют почти дьявольскую изобретательность в своем стремлении избежать участи быть съеденны ми. Они пасутся как можно ближе к антилопам гну и в минуты опасности, почуяв наступление охоты, пускаются наутек, оставляя менее догадливых антилоп на растерзание любителям мясных трапез.

Однако было бы опасным заблуждением считать в данной связи зебр истинными коллективистами, всегда готовыми совместно противо стоять общему врагу. При формировании стада зебры, как и другие копытные животные, демонстрируют все необходимые признаки конфликтного соперничества между собой. Наименее подготовленные особи безжалостно выталкиваются более сильными животными на край стада, где они скорее станут жертвами хищников, сохраняя, тем самым, жизнь своим собратьям по биологическому виду.

Взрослая зебра не будет слишком уж рьяно сражаться даже за жизнь своего детеныша, если платой за удачу окажется ее собственная жизнь. Опытная зебра, как и умудренная борьбой за существование антилопа, никогда не подойдет, к примеру, первой к водоему, в котором ее могут подстерегать новые напасти в виде прожорливых крокодилов, предоставляя шанс на проведение эксперимента молодой поросли. Гибель собственного потомства, напротив, воспринимается зеброй как драматический, но не трагический, а иногда и полезный эпизод ее личной биографии. Она понимает, что, сохранив жизнь ценой потери дете ныша, она оставляет за собой право на новое потомство, которому, воз можно, повезет больше.

Завершая краткий экскурс на тему конкуренции в мире стадных животных, отметим, что само стадо представляет собой великолепный пример сочетания центробежной и центростремительной тенденций в развитии живой природы. С одной стороны , животные предпочитают быть в стаде, поскольку они:

-           имеют возможность воспользоваться конкурентной силой сплоченного коллектива;

-           могут развиваться, ориентируясь на вожаков – лидеров стада, копируя приемы их конкурентного поведения, направленные на сохранение лидерских позиций;

-           доказывают свою конкурентоспособность другим особям, подставляя их под удары судьбы.

Стадная жизнь является жизненно важным конкурентным пре имуществом зебр, газелей и антилоп по сравнению с животными, живу щими семьями или по одиночке. Поэтому формирование всякого стада имеет центростремительный характер .

Вместе с тем, с другой стороны , пребывание в стаде опасно для многих животных. Мы видим, что трудно однозначно определить, с какой именно стороны конкуренция в животном мире оказывается более конфликтной, например, для антилоп гну – со стороны львов и гиен, готовых в любую минуту их съесть, со стороны конкурирующих с ними зебр, или же со стороны других антилоп гну, помогающих хищникам поскорее устроить себе кровавое пиршество. Страх перед стадом порождает центробежную тенденцию в жизни животных – стремление противопоставить себя стаду хотя бы на какое-то время. Рациональным выходом из такого противоречия является борьба особей за лидерство внутри стада, при котором победившие животные приобретают исключительные конкурентные преимущества – оставаясь в стаде, они в то же время заметно возвышаются над ним.

По сравнению с травоядными животными львы, леопарды, гепарды, гиены и гиеновые собаки, населяющие то же самое местообитание, имеют, казалось бы, неоспоримые конкурентные преимущества. Ведь они являются хищниками, охотниками. Именно от них должны спасать ся бегством охватываемые ужасом другие жители африканской саванны. Особенно весомыми выглядят, на первый взгляд, конкурентные преимущества льва – так называемого царя зверей. Еще бы! От одного его рыка, не говоря уже о роскошной гриве, многие живые существа, даже могучие слоны и неповоротливые бегемоты, впадают в транс.

Однако представление о том, что африканские львы живут вне конкуренции обманчиво. Всякого отдельно взятого льва (или львицу) на каждом шагу подстерегает множество конкурентов.

Прежде всего, уважаемый царь зверей не является на поверку самым сильным и конкурентоспособным хищником. В конкурентной борьбе за добычу, например, с крокодилом он, как правило, терпит со крушительное поражение. Трудно совладать одинокому льву и с хорошо организованной на началах матриархата стаей гиен. Возникают у львов трудности и в процессе соперничества с другими видами животных. Маленькие львята, оказавшись на пути неповоротливых бегемотов, носоро гов и могучих слонов, будут неизбежно раздавлены, если только заботливая мамаша не успеет вовремя вытащить их изпод ног надвигающихся гигантов.

Кроме того, травоядные животные только в первом приближении могут рассматриваться и восприниматься как безропотные жертвы. Ме жду тем, любую добычу необходимо поймать. Зебра может не только убежать от не слишком расторопного льва, но при случае и оказать ему достойное сопротивление, используя в качестве орудия борьбы свои мощные задние копыта. Чтобы гарантировать себе устойчивые конку рентные преимущества в соперничестве с зебрами и другой потенциаль ной добычей, а также с другими африканскими хищниками, львы предпочитают жить и охотиться не в одиночку, а прайдами.

Львиный прайд, как и стадо копытных животных, выступает хо рошим примером сочетания центробежной и центростремительной тен денций в развитии живой природы. С одной стороны , наличие прайда позволяет львам не только успешно охотиться на других зверей, но и сообща оказывать конкурентное давление на других хищников, прежде всего на гиен и леопардов, отбирая у них добычу, порой лишая ради этого их жизни, а также обороняться от атак других прайдов и львоводиночек.

С другой стороны , жизнь внутри прайда протекает в обстановке непрекращающегося конфликтного соперничества между особями. Лев – лидер прайда обязан заботиться о подрастающем поколении, но лишь до тех пор, пока его окрепшие детеныши не возмужают до такого состояния, чтобы возомнить себя полноценными самцами. Не может быть и намека на вытеснение лидера его собственными детьми. Поэтому пре вращение львенка во взрослого льва сопровождается драматичной и не очень деликатной процедурой изгнания подросшей особи из прайда. Одновременно мать бесцеремонно изгоняемого детеныша проходит тест на лояльность своему конкурентоспособному лидеру.

Лидеру прайда (строго говоря, в прайде обычно бывает два лидера – родных брата) приходится отстаивать свою конкурентную позицию и в соперничестве со сторонними претендентами на место в прайде. Лев одиночка может в любую минуту напасть на лидера. И если подвергше муся нападению царю зверей не удастся доказать в ходе столкновения свою конкурентную силу, его самого ждет позорное изгнание из прайда, который он только что считал своей вотчиной. Что же касается воцарившегося чужака, то он начинает свою деятельность с поголовного уничтожения оставшихся в наследство детенышей, дабы расчистить ме сто для своих собственных детей.

Уход из прайда подросшего львенка является необходимым цен тробежным элементом жизни львов. Ведь чтобы сделаться царем зверей, надо практически доказать свое право на этот титул. После приобретения нужных навыков одинокого существования молодой конкурентоспособный лев может вернуться в прайд, в том числе и в тот, из которо го он когда-то вышел. Для этого ему самому необходимо стать лидером. Конфликтное соперничество внутри прайда завершается вытеснением ослабленного или состарившегося прежнего лидера за пределы локального львиного сообщества, и тому приходится в одиночку сражаться за титул царя зверей, либо влачить жалкое существование в окружении многочисленных врагов, поджидающих удобного случая, чтобы его до бить.

Поскольку мы находим признаки конкуренции не только в обществе, но и в живой природе, возможна постановка вопроса о биологической первооснове конкуренции между людьми . Такая постановка в прошлом способствовала так называемой биологической теории конкуренции, которая имела широкое распространение, да и в настоящее время можно встретить подобные подходы.

Суть биологической теории конкуренции состоит в том, что любые процессы, происходящие в человеческом обществе, трактуются как однопорядковые с процессами, имеющими место в жизни растений и животных. Поэтому любые проявления конкуренции в отношениях между людьми сводятся, в рамках данной теории, к конфликтному соперничеству биологических видов и особей.

Конечно, нельзя закрывать глаза и на то общее, что в явном виде присутствует в живой природе и в неявном виде  в сообществе людей, в том числе в системе бизнеса. Между тем, конкуренция в глобальном и локальных сообществах людей,   например,   на  международном,   национальном и локальных рынках не может рассматриваться как простое отражение закономерностей конфликтного соперничества биологических особей. Конкуренцию справедливо определять как естественный фактор жизни, наряду с такими, например, явлениями, как стремление к развитию, тенденция к воспроизведению видов, в том числе, к созданию потомства, стремление к удовлетворению потребностей.

Условия существования, функционирования и развития каждого из элементов живой природы и общества могут быть относительно луч шими, либо худшими по сравнению с другими элементами. Стремление обеспечить себе относительно лучшие условия существования возникает и у представителей живой природы, и у субъектов бизнеса по двум причинам.

Во-первых, каждый конкурент преследует целевые установки на реализацию в настоящем своих жизненных интересов и обеспечение гарантий их реализации в будущем.

Во-вторых, каждый конкурент стремится обезопасить себя от возможных намерений других конкурентов реализовать свои интересы за его счет. Такое возможно, ибо количество материальных благ, с помощью которых удовлетворяются жизненные потребности, относительно ограниченно, а их состав  не беспределен. Относительно ограничен и доступ к ним со стороны разнообразных претендентов.


Биологический фактор имеет определяющее, но не решающее значение при характеристике конкуренции между людьми. С одной стороны , человечество сформировалось исторически как особый биологический вид, утвердив себя в борьбе с другими видами. Люди научились побеждать не только многие природные явления, но и животных. Участвуя в конкуренции особей, люди прошли естественный отбор и также научились противостоять друг другу внутри локальных и более масштабных сообществ, порой, действительно, напоминающих львиный прайд или стадо антилоп.

Отношения внутри человеческого общества всегда отражали и от ражают развитие людей как элементов живой природы. Стремление к удовлетворению физических потребностей в условиях ограниченности материальных благ порождало, да и сегодня порождает явления, которые прямо указывают на принадлежность людей к особому биологическому виду.

С другой стороны , люди сумели не только достичь биологического прогресса, широко распространившись по земному шару, но и подчинить себе природу, доказав другим особям наличие у них особых конку рентных преимуществ. Некоторые виды животных люди приручили, сделав их домашними, в противостоянии другой части животного мира человек развил в себе мастерство охотника, воина, сформировав опреде ленные навыки и умения, которые используются и сегодня в качестве его конкурентного потенциала. В процессе эволюции биологические детерминанты конкуренции передавались по эстафете в виде наследствен ных признаков, которые постепенно трансформировались в конкуренцию как социально-экономическое явление.

Поэтому сводить конкуренцию между людьми только к биологи ческому фактору было бы ошибкой. Человек, будучи природной особью, обладает рядом принципиально важных свойств, которые не присущи другим элементам живой природы, а именно:

–  способность к осознанному целеполаганию;

–  способность к поиску и нахождению компромиссов;

– способность к относительному ущемлению своих интересов ради достижения целей другими людьми (жертвенность);

– осознание роли человека как наиболее совершенной формы развития элементов живой природы;

– способность к инновационному (эвристическому) мышлению и творчеству;

–  способность к созиданию новых элементов жизни;

–  историческая память;

– способность к интеграции и дезинтеграции в ходе взаимодействия с другими людьми в силу сложившейся необходимости.

Важной особенностью конкуренции в человеческом обществе яв ляется, в частности, образование конкурентных анклавов . Если жесткого конфликтного соперничества невозможно избежать, но при этом необходимо сохранить жизнь или поддержать отдельных субъектов отно шений, к примеру, в спорте или в инновационном предпринимательстве, целесообразно выделить конкуренцию как бы в отдельный вид деятель ности и использовать ее на манер тренажера или экспериментальной площадки.

Так происходит, скажем, во всех видах спортивных единоборств, участники которых, одержимые желанием подраться, все же вынуждены соблюдать правила соревнований8. Так же складываются и специализи рованные тренинги в школах бизнеса, занятия в которых дают возможность предпринимателям-новаторам спокойно подготовиться к внедре нию на рынок своих креативных бизнесидей. В целом же конкурентные анклавы представляют собой замкнутое пространство, на котором раз вертываются специфические формы конкуренции, как правило, не представляющие угрозы для жизни или существования субъекта конкурент ных отношений.

Все отмеченные выше особенности качественно отличают конку ренцию в человеческом обществе от конкуренции в живой природе и решающим образом влияют на трансформацию генетического кода кон куренции как естественного параметра жизни в процессе развития дело вой деятельности и деловых отношений. Эти особенности, вызванные становлением социального фактора жизнедеятельности людей, как пока зывают исследования, сформировались примерно 40 тысяч лет назад, в эпоху таяния ледников и возникновения современного человека homo sapiens sapiens , пришедшего на смену диким неандертальцам.

Читать далее: Конкурентные преимущества субъектов предпринимательского бизнеса