Разделы



Государственные и международные антимонопольные барьеры конкурентного позиционирования

Органы государственной власти и управления (в России таковыми выступают федеральные и муниципальные органы) играют двойствен ную роль по отношению к конкуренции субъектов предпринимательско го бизнеса. С одной стороны , они призваны оберегать деловой сувере нитет каждого из соперничающих предпринимателей, находить, опреде лять и поддерживать действие центростремительной тенденции развития современной системы бизнеса, включая достижение и сохранение консенсуса интересов всех участников деловых отношений. С другой стороны , заботясь о деловом суверенитете каждого из субъектов бизнеса, они вынуждены ограничивать свободу тех из них, развитие которых мо жет представлять опасность всей системе бизнеса. Органы власти и управления, будучи представителями общества как единого целого, при званы поддерживать интенсивность конкуренции на том уровне, который может быть признан общественно значимым.

Общественно значимая интенсивность конкуренции определяется на основе соотношения степени интенсивности конкурентных действий, совершаемых субъектами бизнеса, и макроэкономических показателей развития. Низкая, либо чрезмерно высокая интенсивность конкурентных действий признается общественно опасным явлением. Именно с этим связаны ограничения претензий тех или иных предпринимателей на приобретение доминирующих и монопольных позиций.

Действия органов государственной власти и управления не следует воспринимать как вмешательство государства в рыночные процес сы. Мы уже знаем, что органы власти и управления составляют опреде ленную часть внешнего окружения субъектов предпринимательского бизнеса, конкурентной среды бизнеса наряду с другими представителя ми  потребителями, контрагентами, прямыми и условно-прямыми кон курентами. Государство не вмешивается в рыночные процессы, а явля ется самостоятельным субъектом, непосредственно участвующим в дан ных процессах.

Формы такого участия многообразны, но нас в первую очередь интересует роль государственных органов власти и управления именно как элемента конкурентной среды. Эта роль состоит в том, что государ ство, регулируя развитие современной системы бизнеса как единого целого, вынуждено постоянно конкурировать с каждым отдельным субъектом бизнеса.

Неверно также полагать, будто главной задачей государства явля ется оказание поддержки тем или иным субъектам предпринимательства. Такая поддержка, конечно, оказываться может, но при этом нельзя забывать, что каждый из них является конкурентом по отношению к другим субъектам предпринимательства, а также к потребителям и на емным работникам. В обратном случае поддержка государством тех или иных конкурентов обернется лишь созданием искусственных конкурентных преимуществ избранным субъектам бизнеса в ущерб деловым интересам других субъектов бизнеса.

Для государства должны быть равны все – сильные и слабые кон куренты, маневренные и недостаточно гибкие, любители наступательных и оборонительных конкурентных действий, новички и старожилы рынка. Признание изначального приоритета отдельных субъектов предпринимательского бизнеса чревато постепенным превращением органов государственной власти и управления в партнеров по бизнесу этих ком паний и, тем самым,  в прямых соперников других компаний. Так, к сожалению, порой происходит, в чем мы сможем еще убедиться, но пока остановимся на объективных основах действий органов государства в условиях кубковой конкуренции.

п»ї

Объектами противодействия со стороны органов власти и управления в странах с рыночно ориентированной экономикой должны быть не сильные (или слабые) конкуренты как таковые, а те из них, кто при обрел доминирующее или, пуще того, монопольное положение. Усилия органов государственной власти и управления направляются на процессы, которые называются монополизацией рынков, монополистической практикой субъектов бизнеса и недобросовестной конкуренцией.

Под монополизацией рынков понимается приобретение субъек тами предпринимательского бизнеса монопольной позиции, наличие которой позволяет им, как мы помним, беспрепятственно навязывать всем без исключения клиентам, контрагентам, составляющим его внешнее окружение, собственные деловые интересы и диктовать им устраивающие его правила поведения в бизнесе. Монопольная позиция субъектов бизнеса, выступающая как идеальная цель любого из конкурентов, оказывается под запретом практически во всех странах с рыночно ориенти рованной экономикой.

Практическое воздействие на конкурентов со стороны государства подчинено главной задаче – недопущению монополизации рынков кем-либо из них. Оно включает в себя методы административного (законодательного) регулирования, с одной стороны, а также методы нормативно-ориентирующего (корректирующего) регулирования, с другой стороны. Законодательное противодействие монополизации рынков состоит в применении правовых норм и директивных документов, содержащих за преты субъектам бизнеса на приобретение монопольных или доминирующих позиций, а также в практике административного и судебного пресечения такого положения в случае его возникновения. Корректи рующее противодействие монополизации рынков состоит в применении различных инструментов (в том числе стимулов и стандартов) косвенно го регулирования отношений между субъектами бизнеса, многие из ко торых мечтают стать монополистами, а другие озабочены лишь тем, как все-таки им помешать сделать это.

Прогнозирования являются стержнем любой торговой системы, в связи с этим профессионально составленные прогнозы Форекс могут сделать Тебя архи денежным.

Обе названные системы методов противодействия монополизации рынков активно применяются государственными органами практически во всех странах с рыночной экономикой, начиная с последнего десяти летия 19 века, а именно после принятия в США так называемого Закона Шермана. С тех пор противодействие монополизации рынков со сторо ны отдельных субъектов предпринимательского бизнеса получило на звание государственного антимонопольного регулирования экономики, а антимонопольные нормы стали восприниматься как своего рода консти туция рыночного хозяйства в масштабах национальных экономик и на мировом рынке.

п»ї

Корректирующее антимонопольное регулирование экономики

должно быть нацелено на обеспечение общегосударственных приоритетов, в том числе приоритетов инвестиционной политики и политики за нятости, научно-технического развития, внешнеэкономической полити ки, социального и экологического развития общества. Его инструменты имеют корректирующий характер потому, что они нацелены непосредственно не на ограничение или поощрение конкурентных действий субъектов бизнеса, а лишь на формирование условий, при которых такие действия могут осуществляться.

Такими инструментами являются:

-     государственные гарантии единства экономического пространства, свободного перемещения товаров, услуг и финансовых ресурсов, суверенитета деловой деятельности, включая свободу использования своих способностей и имущества для занятия предпринимательством, равноправия всех признанных в стране форм собственности, каждая из которых находится под охраной закона;

-     государственные стандарты на создаваемые товары и услуги, элементы деловой деятельности, а также качество деловой деятельности и ее результатов; данный инструмент применяется для противодействия монополизации рынков, обусловливая необходимость введения деятель ности субъектов бизнеса в единые общепринятые рамки с тем, чтобы исключить всякую возможность достижения компаниями конкурентных преимуществ за счет отклонения от принятых критериев общественной ценности бизнеса (например, в процессе торговли некондиционными то варами по бросовым ценам);

-     государственные лицензии на выполнение отдельных видов дея тельности; данный инструмент используется в качестве дополнения к требованиям соблюдения государственных стандартов;

-     государственные запреты на осуществление предпринимателями отдельных видов и элементов профессиональной и деловой деятельности; в большинстве стран с рыночно ориентированной экономикой под запретом находятся такие виды бизнеса, как производство и сбыт нарко тиков, проституция, распространение порнографии, некоторые виды игорного и зрелищного бизнеса, включая стриптиз, детские гладиатор ские бои без правил, тотализаторы и казино, хотя перечисленные виды деловой деятельности могут обеспечить фирмам высокий уровень рентабельности; запрещены бывают и отдельные элементы деловой дея тельности, например, реклама в СМИ алкогольных и табачных изделий, производство и сбыт которых также обеспечивает предпринимателей неплохими доходами; под абсолютным запретом во всех без исключения странах находится криминальный бизнес (рэкет, разбои, грабежи, убий ства, прием взяток, др.), доходы от которого, как правило, превосходят финансовые результаты любой другой деятельности; запрещены также и прачечные (отмывочные) – различные способы отмывания финансовых средств, полученных преступным путем;

-     государственная политика научно-технического и образователь ного развития общества; данные инструменты могут рассматриваться как средства косвенного противодействия монополизации рынков, поскольку умелое их применение способствует быстрой эволюции бизнеса, на которую, как правило, не способны фирмы, обеспечившие себе монопольные позиции;

-     государственные заказы на производство продукции и оказание услуг; эти заказы могут играть роль инструмента государственного про тиводействия монополизации рынков, если они распределяются на конкурсной (тендерной) основе и опираются на гарантированное бюджетное финансирование;

-     государственная поддержка субъектов предпринимательского бизнеса, конкурентные позиции которых являются подчиненными, на пример, мелких предпринимателей. Эта поддержка в странах с рыночно ориентированной экономикой обычно выражается в установлении упрощенной формы регистрации малых предпринимательских фирм, введении кредитных и налоговых льгот вплоть до полного освобождения мелких предпринимателей от уплаты налогов и процентов по кредитам, включении субъектов малого предпринимательства в особые государст венные программы развития бизнеса, участникам которых предоставля ются различные финансовые субсидии и гарантии поддержки;

-     регулирование государством форм проникновения на нацио нальные рынки иностранных предпринимательских фирм; данный инст румент является способом государственной поддержки национальных компаний. Его применение может рассматриваться как средство проти водействия монополизации национальных рынков сильными и интенсивно действующими зарубежными фирмами. Вместе с тем некритиче ское использование данного инструмента вполне может способствовать превращению в монополистов тщательно оберегаемых отечественных товаропроизводителей;

-     государственное сдерживание естественных монополий – субъектов бизнеса, приобретших монопольные позиции в силу технологиче ских особенностей производства товаров.

Во многих странах Западной Европы деятельность по корректирующему антимонопольному регулированию экономики консолидируется специальными уполномоченными министерствами, комиссиями или государственными комитетами, обладающими значительными правами по стимулированию и контролю бизнеса. В США и Японии такая деятельность рассредоточена между различными ведомствами. В России отдельные направления корректирующего антимонопольного регулиро вания возложены на Министерство по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства, Министерство экономического развития и торговли, Государственный комитет по стандартизации и метроло гии, Государственный комитет по финансовому мониторингу, Мини стерство по налогам и сборам, Федеральную службу безопасности, дру гие ведомства, в целом на Председателя правительства Российской Федерации.

Обратимся теперь к законодательному (административному) типу противодействия монополизации рынков . Его суть состоит в применении органами государственной власти и управления прямых мер, направленных против приобретения субъектами предприниматель ского бизнеса монопольных и доминирующих позиций, а в случае, если это все же произошло, осуществление мер по демонополизации рынков, включая проведение программ отраслевой и секторной демонополизации. Такая практика осуществляется под воздействием норм антимонопольного законодательства и законных полномочий органов государственной власти и управления.

Данная ветвь законодательства возникла, как уже отмечалось, в конце 19 века. Первый акт такого рода был принят в 1889 г. в Канаде. Более известен, однако, упоминавшийся нами Закон Шермана (За кон, направленный на защиту торговли, промышленности от незаконных слияний и монополий), утвержденный годом спустя американским Конгрессом. Принято считать, что именно Закон Шермана, получивший свое название в честь сенатора Шермана, представившего на рассмотрение Конгресса США соответствующий законопроект, является отправной точкой развития антимонопольного законодательства во всем мире54.

Позднее американское антимонопольное законодательство попол нилось большим числом разнообразных правовых документов  Зако ном о Федеральной торговой комиссии, Законом Клейтона, Законом Магнуссона–Мосса, Законом РобинсонаПатмэна, Законом Селле раКефовера и рядом других государственных актов. Законодательные акты, имеющие антимонопольную направленность, применяются сегодня практически во всех странах с рыночно ориентированной экономикой. В 1909 г. первый специальный антимонопольный закон был принят в Германии, он действует и в настоящее время. Антимонопольные государственные акты применяются во Франции, в Англии, в Швеции, в современной Германии, в Японии, в Швейцарии, в Венгрии, в Польше. В 80е годы 20 века подобные законы были приняты даже в ряде стран Африки, например, в Кении и Нигерии. В России в марте 1991 г., впервые в экономической истории нашей страны, был принят закон О кон куренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках.

Противодействие монополизации рынков, обусловливаемое применением норм антимонопольного законодательства, можно разделить на два направления. Первое направление – противодействие различным союзам и альянсам между субъектами предпринимательского бизнеса, результатом которых являются приобретение взаимно консолидированными компаниями доминирующего или монопольного положения.

Союзы между субъектами предпринимательского бизнеса могут иметь различный характер. Надо понимать, что любой союз, в который вступает компания, опасен для ее конкурентов, ибо он содержит предпо сылку возможного доминирования. Однако следует различать союзы, создание которых непосредственно не вытекает из целей приобретения доминирующих конкурентных позиций и альянсы, которые создаются специально для приобретения доминирующих конкурентных позиций. Формирование цепочек ценностей или заключение долгосрочных партнерских отношений между продавцами и покупателями в сфере рознич ной торговли за счет особых скидок и особого продажного и после продажного сервиса, как правило, непосредственно не нацелено на при обретение субъектами бизнеса доминирующего положения, хотя и не исключает такой перспективы в принципе. Образование же других сою зов непосредственно нацелено именно на приобретение доминирующего положения.

Такого рода союзы субъектов предпринимательского бизнеса имеют следующие формы.

Простые, единичные союзы предпринимателей , создаваемые, как правило, для осуществления деловой деятельности, сильно ограниченной во времени и в пространстве, представляют собой, с одной стороны, пакты о взаимном ненападении, а с другой стороны,  пакты о со вместном противостоянии общим соперникам. Такими союзами являют ся конвенции, ринги (от англ. ring – кольцо), пулы (от англ. pool – бас сейн), в том числе межотраслевые финансовые пулы, консорциумы, ко торые обычно имеют отраслевой характер (производственный консор циум, образовательный консорциум и др.). Участники простых, единич ных союзов договариваются между собой о территориальном разделе нии рынков сбыта продукции и сырьевых рынков, установлении единых цен на идентичные товары, проведении одинаковой политики по отношению к потребителям, ограничении доступа на данный рынок общих соперников.

Картели представляют собой союзы субъектов предпринимательского бизнеса, которые создаются для тех же самых целей, но на длительное время. Его участники принимают на себя обязательства по сотрудничеству на разных локальных рынках. Непосредственной задачей участников кар телей является обеспечение данному союзу (и, тем самым, каждому его члену) доминирующего положения на локальном или национальном рынке.

Синдикаты представляют собой союзы субъектов предпринима тельского бизнеса, которые при вступлении в подобный союз полностью утрачивают самостоятельность в сфере сбыта произведенной продукции, но сохраняют самостоятельность в сфере ее производства. Таким образом, стремление к приобретению и сохранению доминирующего положения участниками союза приводит к созданию некоего нового типа субъекта рынка, состоящего пока из юридически независимых и суве ренных субъектов бизнеса, но явно готовящихся лишиться этого сувере нитета

В настоящее время форма синдиката не имеет широкого распро странения в практике легальной деятельности не только потому, что она, как правило, находится под запретом в странах с рыночно ориентированной экономикой, но также из-за ее ограниченности (исключение составляет разве что знаменитая бриллиантовая компания Де Бирс, имеющая некоторые признаки синдиката). Зато она чрезвычайно популярна в криминальном бизнесе. Члены преступных сообществ обычно действуют самостоятельно, сохраняя, так сказать, производственный су веренитет, а вот легализация доходов, полученных преступным путем (отмывание) происходит, чаще всего, через бандитский общак и централизованно действующие прачечные, являющиеся самостоятельными субъектами рынка.

Синдикаты занимают промежуточное положение между двумя ос новными формами союзов субъектов предпринимательского бизнеса, создаваемых непосредственно для приобретения доминирующего поло жения. Одной из них является уже известный нам картель, другой – трест. Под трестом (от англ. trust – доверие) понимается союз предпринимателей в форме нового юридического лица – субъекта бизнеса, куда, лишая себя производственной и коммерческой самостоятельности вливаются ранее суверенные компании.

Картель, как мы помним, может обеспечить своим участникам консолидированное доминирующее положение, но она не в состоянии обеспечить им монопольное положение, поскольку такое положение ни когда не имеет консолидированный характер (монополист правит рынком всегда в одиночку). Форма треста, напротив, позволяет субъектам предпринимательского бизнеса почти вплотную приблизиться к своему идеалу – монополии. Это желание оказывается столь сильно, что, как мы видим, суверенные субъекты бизнеса в стремлении к приобретению мо нопольного положения добровольно или не добровольно решают утратить деловой суверенитет, слиться с соперниками ради полной победы над другими соперниками.

Разновидностью трестов являются монолитные концерны , которые иногда относят к особой форме предпринимательских союзов, направленных на монополизацию рынков. Однако разница между трестами и монолитными концернами состоит не в характере самих союзов субъектов бизнеса, а в организационных способах их выполнения. Трест представляет собой компанию, в организационной структуре которой преобладают линейные связи и жесткая вертикальная иерархия. Моно литный концерн представляет собой компанию, базирующуюся на мат ричных внутрифирменных коммуникациях.

Особой формой союзов субъектов предпринимательского бизнеса, нацеленных на достижение монопольного положения является другой тип концернов – комплексные концерны , участники которых не утрачивают юридической самостоятельности и остаются формально независимыми, но фактически в силу различных причин (технологических, учре дительских, финансовых) являются абсолютно взаимозависимыми. Комплексный концерн является порождением практики бизнеса герман ских компаний, в английской и американской практике та же самая форма предпринимательского союза обычно называется холдингом (от глагола английском языке to hold – держать).

Целевые установки компаний на пребывание в составе комплекс ного концерна могут быть выражены так: Взаимная независимость вы годнее независимости. Главная выгода состоит именно в реализации претензий субъектов бизнеса на приобретение доминирующего или мо нопольного положения.

Второе направление законодательного противодействия монопо лизации рынков – ограничение субъектов предпринимательского бизнеса, вплоть до полного запрета, на приобретение доминирующего или монопольного положения самостоятельно, без вступления в союзы и альянсы с другими субъектами бизнеса. Хотя конкурентное доминиро вание и монополия выступают здесь результатами собственных успехов компаний, пришедших к ним вследствие упорных и, возможно, вполне добросовестных и законных действий против своего окружения, тем не менее, такие результаты во многих странах с рыночно ориентированной экономикой признаются опасными для развития системы бизнеса и потому противоправными. Принципы честной монополии и заслуженного доминирования во многих странах признаются не соответствующими центростремительной тенденции развития современного бизнеса так же, как, скажем, создание монолитных концернов или отмывание преступных денег через синдицированные прачечные.

Обидно, конечно, что мечтам и надеждам на монополию, которые тайно или явно вынашивают некоторые субъекты предпринимательского бизнеса, не суждено сбыться. Но зато и другие субъекты бизнеса не лишатся подобных планов и надежд; они попрежнему будут стремиться реализовать свое право на конкуренцию и на поиск аргументов в пользу своей потребительской, функциональной и общественной ценности.

Правительство Японии в течение многих лет после окончания Второй мировой войны не разрешало национальным японским компани ям выпуск продукции до тех пор, пока в соответствующих отраслях не начнут действовать как минимум дватри конкурента (ограничение отраслевой монополизации сочеталось при этом с поощрением диверсификацией бизнеса). В указанный исторический период Японию можно было считать государством с транзитивной экономикой – происходило становление полноценной рыночной экономики. Последствия первоначальных административных импульсов оказались столь серьезны, что конкуренция превратилась в один из ключевых принципов организации не только национального рынка, но и внутрифирменных отношений. И сегодня никого не удивляет информация о том, что, к примеру, такой флагман японского бизнеса, как компания Сони осуществляет разра ботку видеомагнитофонов одновременно по 10 конкурирующим направ лениям.

В настоящее время есть основания констатировать наличие двух типов антимонопольного законодательства – американского и западноевропейского. Критерием их разграничения выступает принципиальное отношение положений применяемых законов к самому факту монополи зации рынков субъектами предпринимательского бизнеса.

Американский тип антимонопольного законодательства, начиная с Закона Шермана, основывается на преобладании так называемого принципа запрета. Он отвергает любую форму монополистического сго вора или союза. Так, уже в первой статье упоминавшегося Закона Шермана содержится положение, согласно которому любой договор, имеющий целью монополизацию рынка, объявляется незаконным, а лю бое лицо, заключающее такой договор, предполагается виновным в совершении правонарушения.

Данный тип антимонопольного законодательства называется анти трестовским, поскольку его положения направлены против любых форм союзов субъектов предпринимательского бизнеса, непосредственно на правленных на приобретение ими доминирующего или монопольного положения. Указанный тип антимонопольного законодательства приме няется в США, Канаде, Японии и в числе его жертв числятся такие все мирно известные компании, как ИБМ, АТТ, Дюпон де Немур, Стан дард ойл, ПанАмерикэн. Некоторые из этих компаний были разук рупнены, другие – распущены. В то же время многим компаниям, на ко торые время от времени падало подозрение в монополизации рынка, удавалось разными способами уйти от ответственности. Надо понимать, что наличие в стране антимонопольного законодательства, пусть даже весьма жесткого, вовсе не означает, что все без исключения субъекты бизнеса с большой готовностью кидаются его выполнять.

Объектом внимания со стороны уполномоченных органов власти выступает, прежде всего, размер рыночной доли подозреваемой в совершении правонарушения предпринимательской фирмы. В США, к примеру, конкурентная позиция компании, контролирующей 40% национального рынка однородных товаров, объявляется доминирующей и попадает в черный список Федеральной торговой комиссии. Ей, в ча стности, запрещается участвовать в слияниях и поглощениях компаний. Если же какойлибо субъект предпринимательского бизнеса приобретает 60% национального рынка однородной продукции, он тут же объявляется монополистом, хотя, строго говоря, монополистом можно сделаться, лишь обеспечив себе 100% рынка.

С 1968 года уже известный нам индекс концентрации ( CR ) используется Департаментом юстиции США для оценки степени концен трации и монополизации локальных рынков. В том случае, когда рыноч ная доля компании, согласно индексу CR , превышает 75% локального рынка, данный локальный рынок также рассматривается как объект монополизации. Начиная с 1982 года, в США начата регулярная публика ция индекса ХарфинделаХиршмана ( HHI ) в разрезе отраслевых рынков.

Западноевропейский тип антимонопольного законодательства применяется в Великобритании, Германии, Франции, Австралии, Новой Зеландии, ЮАР (другими словами, не только в европейских странах) и отличается более либеральной позицией по отношению к конкурентному доминированию и монополизации рынков. Этот тип законодательства обычно называется антикартельным – в нем объектом противодействия выступают не всякие союзы предпринимателей, а лишь те из них, которые выступают в форме картелей и существенно ограничивают возможности соперничества в том или ином секторе рынка. Тресты и холдинги, к примеру, не включаются в состав объектов противодействия, так как за ними порой сохраняется право на заслуженное доминирование, что абсолютно невозможно в американском законодательстве.

Указанный тип антимонопольного законодательства основывается на преобладании так называемого принципа контроля действий подоз рительных субъектов предпринимательского бизнеса, особенно в период слияния и присоединения компаний, а также текущей купли-продажи акцией и долей в их уставном капитале. Закон борется лишь против зло употреблений со стороны подозрительных компаний, но не против самого факта наличия у них доминирующих позиций. Выделить же злоупотребления из деловой практики тех или иных конкурентов бывает порой практически невозможно. Как справедливо замечает С.А. Пара щук, особенностью европейской системы антимонопольного законода тельства является… то, что последнее сформировалось значительно позже американского. Это объясняется более поздней монополизацией экономики западноевропейских стран.

Другой важной особенностью рассматриваемого типа антимонопольного законодательства является то, что именно нормы антимонопольного права чаще всего обходятся различными претендентами на роль монополистов. Искусство нарушения мягкого закона субъектами современного предпринимательского бизнеса, а также порой очевидное стремление отдельных чиновников выступить на стороне одного из конкурентов, являются печальной, но часто наблюдаемой реальностью. И с этим должны считаться другие субъекты бизнеса, если они желают пре успеть на реальном, а не на выдуманном, абстрактном рынке.

Именно к западноевропейскому типу антимонопольного законода тельства тяготеет российский закон О конкуренции и ограничении мо нополистической деятельности на товарных рынках и другие государственные документы, призванные оказывать противодействие монопо лизации рынков. В России постоянное отслеживание степени монополи зации рынков органами статистики осуществляется с 1993 года. Министерство Российской Федерации по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства и его территориальные органы ведут постоянный мониторинг состояния конкурентной среды на наиболее значимых товарных рынках.

Вместе с тем говорить об эффективности российского антимонопольного законодательства преждевременно. Если соглашения субъектов предпринимательского бизнеса, имеющих российскую юрисдикцию, в виде синдикатов и картелей запрещены законом, а их возникновение рассматривается в качестве правонарушения, то создание трестов и кон цернов вообще не является объектом правового регулирования, поскольку компаний с такими названиями в России, согласно закону, в принципе не может быть. Они возникают с другими названиями и, тем самым, выпадают из орбиты антимонопольного законодательного регу лирования.

К вышеизложенному следует добавить и то, что, наряду с законом, важное значение имеет и правоприменительная практика. Хотя россий скими законами предусмотрен антимонопольный контроль за созданием, реорганизацией, слиянием, присоединением предпринимательских фирм, а также за совершением сделок по приобретению акций и долей в уставном капитале фирм и концентрацией капиталов на рынке финансовых услуг, соответствующие действия благополучно совершаются. В за коне РФ О конкуренции… четко указана количественная определен ность доминирующего положения (35% рынка однородного товара), од нако, ни одного случая наказания доморощенных монополистов или известных всем заслуженных доминаторов за весь двенадцатилетний период применения норм данного закона не наблюдалось.

Законодательное и корректирующее противодействие органов государственной власти и управления монополизации рынков отдельными субъектами бизнеса всегда взаимосвязано с применением других огра ничительных факторов – противодействием монополистической практи ке и недобросовестной конкуренции субъектов предпринимательского бизнеса.

Под монополистической практикой56 следует понимать противоречащие антимонопольному законодательству действия субъектов предпринимательского бизнеса и органов власти и управления, направленные на недопущение, ограничение, либо устранение конкуренции. Разновидностью таких анти-конкурентных действий может быть призна но также анти-конкурентное бездействие.

Монополистическая практика субъектов предпринимательского бизнеса включает в себя следующие действия:

-     навязывание партнерам и потребителям (в том числе и государ ству в случае, если оно выступает как заказчик продукции и совокупный потребитель) дискриминационных условий сделки, включая возложение на него обязанностей по исключительной купли-продажи товаров (услуг) с данной компанией;

-     навязывание партнерам и потребителям условий договоров, не относящихся к предмету этих договоров, например, необоснованное вы движение требований передачи финансовых средств, имущества, имущественных прав, рабочей силы контрагента;

-     установление в одностороннем порядке монопольно высоких цен на собственную реализуемую продукцию и монопольно низких цен на товары (услуги), приобретаемые у контрагентов в целях извлечения монопольной прибыли; под монопольными ценами (монопольно высокими и монопольно низкими) понимаются размеры цен, существенно отличающиеся от среднерыночных цен в ту или другую сторону и устанавливаемые фирмами, приобретшими доминирующие позиции;

-     навязывание потребителям принудительного ассортимента в ка честве условия реализации товаров;

-     изъятие товаров из обращения, а также прекращение производства товаров, потребность в которых существует, ради создания искусственного дефицита;

-     сговор между предпринимательскими фирмами в формах картеля, пула, консорциума, либо письменных или устных соглашений в целях недопущения на рынок потенциальных конкурентов и изгнания реальных конкурентов; указанные цели достигаются с помощью раздела рынков по секторному, сегментному или территориальному принципу, ограничения доступа на рынок конкурентов, отказа от заключения договоров с определенными контрагентами, установления критериев членства в различных организациях, невыполнение которых явилось бы непре одолимым барьером для компании, желающей появиться на рынке;

-     согласованные фактические действия двух или более субъектов бизнеса, которые принуждают других субъектов бизнеса придерживаться строго определенных действий;

-     необоснованные отказы субъектов бизнеса, занимающих доминирующие позиции от заключения договоров с потребителями при наличии возможности производства и поставки соответствующего товара или услуги (так называемая практика бездействия );

-     оказание различными способами влияния на решения и действия любых представителей конкурентного окружения (клиентов, контраген тов, конкурентов, общественности) в целях дальнейшего наращивания конкурентного преимущества над ними.

Перечисленные формы монополистической практики субъектов предпринимательского бизнеса называются монополистической практи кой (или монополистической деятельностью) потому, что фирмы оказываются в состоянии осуществлять их после приобретения монопольного или доминирующего положения. Как мы видим, такая практика приме няется для оказания давления на внешнее окружение данных фирм: соз дания барьеров прямым и условно-прямым конкурентам, провоцирова ния трудностей другим представителям конкурентной среды этих фирм, включая общество как единое целое, ибо посягает на правопорядок в сфере конкуренции.

Таким образом, отдельные барьеры, формируемые силами кон куренции (по М. Портеру), которые мы изучали в предшествующем па раграфе учебника Теория и практика конкуренции, на поверку могут быть квалифицированы как монополистическая практика. В свою оче редь сама монополистическая практика служит преуспевшим в домини ровании субъектам бизнеса совокупным инструментом дальнейшей монополизации рынков.

Именно поэтому все они подлежат административному запрету или ограничению во многих странах, большинство из них находятся вне закона и в России (исключение составляет последняя из перечисленных выше форм монополистической практики).

Недобросовестная конкуренция субъектов предпринимательского бизнеса включает в себя следующие действия:

    дезорганизацию деловой деятельности конкурентов , в том числе получение, использование, разглашение информации о конкурен тах и их коммерческих тайнах без их согласия, подстрекательство слу жащих конкурентов к невыполнению или недобросовестному выполнению служебных обязанностей, уничтожение средств наружной рекламы конкурентов, негативное воздействие на партнеров и клиентов соперни чающей фирмы;

-     прямую дискредитацию конкурентов и их деятельности, а именно распространение ложных, неточных или искаженных сведений о конкурентах посредством недобросовестной и неэтичной рекламы, включая распространение высказываний и образов, порочащих честь, достоинство, деловую репутацию, профессиональные качества, профес сию и продукцию конкурентов57, распространение клеветнических измышлений о конкурентах, представление точных сведений о них в извращенном свете и неэтичную критику их действий;

-     косвенную дискредитацию конкурентов , а именно некорректное сравнение субъектами бизнеса своих товаров (услуг) с товарами (услугами) конкурентов в процессе рекламной деятельности (некорректная сравнительная реклама);

-     паразитическую конкуренцию (или ведение дел под чужим именем), а именно паразитирование одного конкурента на репутации, конкурентных преимуществах, высоких оценках деятельности и резуль татов деятельности других конкурентов вследствие смешения в созна нии представителей внешнего окружения недобросовестного конкурента деятельности подлинного носителя деловой репутации и ложного имитатора; паразитическая конкуренция включает в себя самовольное ис пользование чужого товарного знака, фирменного наименования и мар кировки товара, самовольное копирование товара, в том числе его форму, упаковку и внешнее оформление;

-     прямой и позиционный демпинг;

-     введение потребителей в заблуждение в отношении предлагае мых фирмой товаров (услуг), их потребительских свойств, способа и да ты изготовления, назначения, состава, условий применения, качества, количества, условий продажного и послепродажного сервиса, наличия товаров в продаже, цены посредством использования недостоверной и заведомо ложной рекламы, неполной и искаженной информации, неясных определений.

Как мы видим, приведенный выше список содержит многое из то го, что ранее было определено как методы ценовых и неценовых конкурентных действий. Само понятие недобросовестной конкуренции имеет правовой смысл – под недобросовестной конкуренцией понимаются те или иные методы конкурентных действий, которые противоречат закону. Эти действия приводят к утрате соперниками недобросовестных конкурентов не только своих конкурентных преимуществ, но и делового суверенитета. Использование недобросовестных методов конкурентных действий может доходить до описанного в литературе применения ди намита к конкуренту58.

Поэтому, как и монополистическая практика субъектов предпри нимательского бизнеса, применяемые методы недобросовестной конку ренции являются совокупным инструментом монополизации рынков, а нередко выступают и как следствие монополизации рынков. Данное понятие является альтернативой определению добросовестной конкуренции, не имеющего четкого правового смысла и не являющейся мо рально-этической оценкой методов конкурентных действий59.

Хотя принято считать, что именно Закон Шермана является от правной точкой развития законодательства о конкуренции во всем мире, строго говоря, попытки законодательного воздействия на конкурентные механизмы с целью защиты предпринимателей и потребителей от недоброкачественной рыночной конкуренции можно обнаружить даже в Гражданском кодексе Наполеона, который запрещал обман и мошен ничество в сфере коммерции.

Наряду с государственными барьерами доминирующего и монопольного позиционирования предпринимательских фирм современная система бизнеса содержит и международные барьеры . Конкуренция на международном рынке регулируется специальными межправительственными соглашениями, а также документами Комиссии ООН по промышленности и торговле (ЮНКТАД), документами Европейского эко номического сообщества, других организаций. Основными документами международного сообщества, содержащими антимонопольные нормы, являются Римский договор об учреждении Европейского Экономическо го сообщества 1957 года, Договор о Европейском Союзе, подписанный в Маастрихте (Нидерланды) в 1992 году, другие документы ЕС, Парижская конвенция по охране промышленной собственности.

В заключительной части параграфа отметим, что воздействие и международного сообщества, и органов государственной власти и управления стран с рыночно ориентированной экономикой может быть положительным и отрицательным с точки зрения степени влияния на конкурентные преимущества отдельных субъектов национального и ме ждународного бизнеса и развития экономики в целом. Выстраиваемые барьеры бывают порой малоэффективными и легкопреодолимыми для многих компаний по причине не только их опыта и искусности в деле ухода от соблюдения требований закона, но и недостаточной компе тентности функционеров уполномоченных органов власти и управления, либо их сращивании с отдельными конкурентами.

И органы исполнительной власти, и некоторые чиновники могут осуществлять неправомерные действия по ограничению конкуренции и усилению монополизации рынков, лоббированию деловых интересов субъектов бизнеса в коридорах власти, в том числе путем навязывания конкурентам этих компаний невыгодных условий деловой деятельности. Такие действия можно квалифицировать и как недобросовестное участие органов власти и чиновников в конкуренции, и как проявление мо нополистической практики со стороны данных органов и их представи телей. Подобные действия, как правило, подлежат запрету (интересно, что в России лоббирование интересов компаний со стороны чиновников и монопольное давление с их стороны на чуждых им конкурентов в форме определенных действий и в форме бездействия законом не запрещены), но, тем не менее, они нередко случаются.

Случаются они и в тех случаях, когда правительство той или иной страны решает применить динамит к конкуренту  правительству дру гой страны  буквально. Такое происходит в форме развязывания войн, каждая из которых всегда имеет экономическую подоплеку и опирается на стремление тех или иных доминирующих на национальном рынке конкурентов стать международными монополистами. Именно об этом свидетельствует опыт обеих мировых войн, случившихся в 20 веке.

Неэффективность барьеров может быть обусловлена также слабостью самих властных и исполнительных органов, призванных следить за соблюдением закона. Скажем, Федеральная торговая комиссия, подотчетная лишь Президенту США лично, действительно, является доста точно сильной организацией. Российскому же Министерству по антимо нопольной политике и поддержке предпринимательства еще предстоит набрать необходимую силу. В настоящее время оно, будучи частью Правительства РФ, подчинено большому числу властных и исполнительных органов, или же зависит от них.

В заключение параграфа отметим, что мы подробно рассмотрели отдельные стороны специализированного антимонопольного законодательства. Однако стремление субъектов предпринимательского бизнеса к постоянному улучшению конкурентных позиций ограничивается и другими отраслями права – уголовным, гражданским, трудовым, нало говым, финансовым, торговым и другими отраслями современного зако нодательства. Каждая из отраслей права в той или иной форме регламентирует конкурентные действия разных субъектов бизнеса. Законом запрещено применять к конкурентам такие действия, как разбой, вымо гательство, убийство, заключать с ними ничтожные сделки, вытеснять их из бизнеса с помощью неправомерного использования отдельных ор ганизационно-правовых форм предпринимательства. Конкуренты долж ны быть равны перед законом как исправные налогоплательщики, добросовестно соблюдающие права потребителей и имеющие иные обязательства перед обществом, предусмотренные законом.

Читать далее: Устойчивость конкурентных действий и конкурентных позиций субъектов предпринимательского бизнеса