Разделы



Мораль современных предпринимателей России

Практика управления персоналом в решающей степени зависит от нравственных принципов, которыми они руководствуются в своей деятельности, а также от уровня и характера их образования. Стратегическое управление персоналом предполагает определенный тип предпринимателя, а также работников предприятий (включая менеджеров).

В последние десять лет предприниматели играют в России все большую и весьма противоречивую роль. Кто же эти люди -с овременные предприниматели? Каковы их нравственные принципы? Что оказывает влияние на формирование моральных норм современных предпринимателей России? Всегда ли они могут действовать в соответствии со своими этическими представлениями в современных условиях? Наконец, каковы перспективы развития отечественного предпринимательства? - Ответы на эти вопросы необходимы для лучшего понимания не только проблем деловых людей России, но и характера нашего переходного общества, его мнимых и подлинных движущих сил.

2.1. Особенности российских предпринимателей

Кого считать предпринимателем? Что общего и каковы отличия у предпринимателей царской и постсоветской России? Были ли предприниматели в СССР? - На эти вопросы в научной литературе существуют весьма разные ответы. Во-многом они определяются мировоззренческой позицией автора.

Распространенные трактовки предпринимательства сводят его сущность к одной функции - извлечение прибыли. “Делание денег” любым способом - в том числе с помощью спекуляций, взяточничества, даже криминальным путем - именуется часто предпринимательством. Понятно, что в этом случае предприниматель и мошенник - понятия близкие, практически синонимы.

Между тем более полутора веков назад В.И. Даль определил в своем словаре предпринимательство как готовность “затевать, решаться исполнить какое-либо новое дело, приступать к свершению чего-либо значительного”.

Близкое к этому определение дано и в одной из первых работ по современному предпринимательству в России, где сказано: “Бизнес -д елание денег из денег, но ... обязательно посредством полезной производительной деятельности - изготовлением продукта или оказания услуги”. В общем-то “бизнес” - слово иностранное. По-русски же “бизнес” - это “дело” в смысле: “предпринимательство”, а “бизнесмен” -“ предприниматель”. Эти слова в данной статье и будут впредь использовать в тексте.

Итак, один из первых признаков подлинного предпринимательства - новая полезная деятельность человека, приносящая прибыль.

Прибыль, по мнению ряда авторов, не является главной целью предпринимательства, даже не входит в число его базовых ключевых признаков. В этой связи упоминается такой феномен, как филантропическое предпринимательство, которое с экономической точки зрения является чисто убыточным. Например, сооружение в Москве общедоступной картинной галереи обошлось П. М. Третьякову в 5 млрд. рублей, не принеся ни одной копейки дохода. Сооружение галереи - это новая полезная деятельность, то есть предпринимательство, хотя и не приносящая прибыль. Чтобы объяснить подобный феномен, необходимо уточнить само понятие предпринимательства. Стимулом предпринимательской деятельности является не всегда извлечение прибыли, но всегда - приобретение доброго имени в социальном окружении. Это важно предпринимателю, поскольку его деятельность составляет смысл его жизни. Поэтому представляется очень интересной мысль немецкого профессора В. Шюлера (университет г. Магдебурга) о том, что “предприниматель - это человек, для которого основанное им предприятие составляет смысл жизни: оно переживает его самого, переходит по наследству к детям и последующим поколениям. Основатель предприятия часто рассматривает себя как патриарха, работников - как продолжение семьи, в которой он, естественно, глава. Но авторитет предпринимателя, - отмечает автор, - не только источник власти, авторитет обязывает его в рамках своей ответственности также заботиться о людях”.

п»ї

Кстати, эту ответственность прекрасно понимали как русские, так и зарубежные предприниматели. Однажды Савва Морозов - известный предприниматель - купил в США очень выгодно большую партию хлопка. Вскоре цены на него резко увеличились, и он мог бы продать этот хлопок и получить за него б о льшую прибыль, чем от произведенных из него товаров на его фабрике. На вопрос, почему он этого не сделал, последовал ответ:

- Я же капиталист, а не спекулянт, на моих фабриках десятки тысяч рабочих, а у них есть семьи. Если я не обеспечу их работой, как же они будут жить?

Другой не менее известный предприниматель Генри Форд писал в этой связи: “Задача предприятия производить для потребления, а не для наживы или спекуляции”. 49 Вероятно, все же правы Морозов, Форд и Аристотель, а не Гайдар (хотя он и наш современник, мог бы ознакомиться с аргументами Аристотеля, которым более двух тысяч лет). Аристотель (384 - 322 гг. до н.э.) различал в отличие от наших вульгарных экономистов, “экономику” и “хрематистику ” (слово “экономика” произошло от двух греческих слов: “ойкос ”, что означает дом, хозяйство, и “номос ” - закон, правило. “Хрематистика ” - от слова “хрема ” - имущество, владение). По мнению Аристотеля, экономика - это естественная норма хозяйственной деятельности, направленная на удовлетворение потребностей человека. Такая хозяйственная деятельность и есть предпринимательство. Хрематистику же (искусство                       наживать    богатство)                            Аристотель       считал

Forex отзывы - это чудесный метод узнать о рынке Forex объективную информацию!

противоестественной хозяйственной деятельностью, так как она ведется не ради потребления, а ради накопления богатства любыми средствами.

В течение многих веков хрематистику осуждали не только светские деятели, но и религиозные учения. Безусловно порицалось ростовщичество, тем более спекуляция.

п»ї

В современной России, однако, расцвели мошенничество и спекуляция под видом предпринимательской деятельности в невиданных в мировой истории размерах. Это дает основание считать предпринимательство - мошенничеством с целью обогащения. Отношение общества к подобным предпринимателям, естественно, негативное.

Между тем, предпринимательство - это сложное явление, имеющее не только экономические, но также социальные и психологические аспекты. Л.Н. Гумилев ввел особое понятие “дух предпринимательства”, который он считал сочетанием способности к предпринимательской деятельности, предприимчивости, как вида творчества и соответствующей пассионарности . Понятие “пассионарность ” введено Л.Н. Гумилевым для описания психической энергии, которая определяет активность человека в различных сферах деятельности, таких как экономика, политика, наука, искусство, религия. 50 Именно наличие соответствующей психической энергии (пассионарности ) позволяет способность к предпринимательской деятельности превратить в действие - в предпринимательство.

Дух предпринимательства есть у немногих. Не случайно в развитых странах Запада предпринимателей всего пять процентов, включая мелких лавочников и так называемых самозанятых , то есть, холодных сапожников и свободных художников. Остальные работают за зарплату. Видимо, в ближайшее время и в нашей стране миллионы инженеров, научных работников, учителей, “ушедших в бизнес”, поймут, что это - не их призвание, и вернутся в конструкторские бюро, институты и школы, где будут работать за зарплату. Что и делают их коллеги в странах с рыночной экономикой за весьма достойное вознаграждение.

Итак, второй признак предпринимательства заключается в том, что эта деятельность - явление духа, а не материи, имеет духовные основы. Дух предпринимательства в сочетании с осознаваемой социальной ответственностью позволяет добиваться признания в обществе и реализовать предпринимателю его созидательный инстинкт51.

Важным является вопрос о взаимосвязи предпринимательства с формой собственности. Многие авторы полагают, что предпринимательство может базироваться только на частной собственности. Так, профессор А.А. Галаган неоднократно подчеркивает, что “предпринимательство - это частнохозяйственная деятельность, а не государственная, поэтому в столь часто фигурируемом понятии “государственное предпринимательство, -я звительно замечает автор, - положительного смысла не больше, чем в выражении “жареный лед”.52 В доказательство автор приводит следующий аргумент: предпринимательство - это явление рыночной экономики, а рыночная (т.е. капиталистическая) экономика базируется исключительно (!!) на частной собственности (подчеркнуто автором пособия. - В.М.).53 Подобного мнения придерживаются и некоторые зарубежные авторы, например, цитированный выше немецкий ученый В. Шюлер .

Фактически при этом происходит отождествление предпринимателей и собственников, что вполне соответствует добрым традициям XVIII века. Уже в середине ХХ века положение резко изменилось, о чем пишет, например, известный американский экономист Дж. Гэлбрейт : “Не так уж важно, в чьей собственности находится предприятие. В капиталистическом мире предприятия обычно принадлежат держателям акций, не известным администрации предприятия. Ничего существенно не изменится, если их владельцем, как обстоит дело во многих случаях , будет государство . Важно, чтобы производственное предприятие так же, как и человек, получило право на утверждение своей индивидуальности, получая вознаграждение за успех и наказание - за неудачу”. Дж. Гэлбрейт написал это в 1990 г. в газете “Гардиан ”, анализируя перспективы развития рыночных отношений в странах Восточной Европы и России. Кстати, его прогноз в отношении последствий реформ Гайдара для нашей страны полностью оправдался.

Разумеется, ссылка даже на классика не является доказательством, поэтому необходимо обосновать эту точку зрения. Прежде всего следует учитывать важнейшие мировые тенденции развития. “Старый” капитализм был по преимуществу множеством индивидуальных капиталов, вкрапленных в общество. После второй мировой войны произошли большие изменения прежде всего в отношениях между частной собственностью и частным предпринимательством. С точки зрения характера юридических субъектов, предприятия делятся на две группы. К одной группе относятся предприятия, юридические субъекты которых (предприниматели) - индивидуальные лица. Ко второй группе относятся предприятия, юридические субъекты которых - это организации из многих лиц. В обоих случаях юридические субъекты предприятий (“капиталисты”, “предприниматели”) совсем не похожи на капиталистов XIX и первой половины ХХ века. В первом случае частные предприниматели организуют дело на основе кредитов, которые они получают в банках. Доля их собственного капитала в общей сумме капиталов предприятий (в отличие от предпринимателей сто лет назад) ничтожна. В современном западном мире частный собственник, ведущий дело исключительно на свой страх и риск, является редким исключением. Во втором случае функции капиталиста выполняет группа лиц, из которых ни одно не является полным собственником предприятия. Фактически все они являются наемными лицами.

Таким образом, в экономике Запада частное предпринимательство перестало быть неразрывно связанным с отношением частной собственности и с персональными собственниками. Капиталист либо рассеялся в массе людей, каждый из которых по отдельности не является капиталистом, либо превратился в “коллективного капиталиста” - фактически - в организацию наемных лиц, либо стал подчиненным лицом денежного механизма (банка).

Российские реформаторы, как и многие ученые не учли этого нового феномена в развитии западного общества. Впечатление складывается такое, будто они представляют себе капитализм, каким он был в лучшем случае в XVIII-м - начале XIX века. Если для имитации допотопного капитализма нашим реформаторам удалось-таки изготовить довольно большое число уголовников-капиталистов, то для современного капитализма требуется длительный исторический процесс, на который в России нет никаких необходимых для этого условий. И потребности в нем тоже нет. Об альтернативе капитализму в России написано уже немало работ. 54

В рыночной экономике функция предпринимательства на самом деле реализуется в разнообразных формах, а не только в форме частнособственнического предпринимательства (которое в наши дни является исключением). Это все более характерно для стран Запада. Для России же полиморфическое развитие предпринимательства имеет принципиальное значение, ибо способно вызвать экономическое соревнование между предпринимательством крупным и малым на основе частнокапиталистических, государственных, коллективных, муниципальных, смешанных предприятий, индивидуально-трудовой деятельности, то есть способно дать шанс всем в условиях нео-социализма , где будет сочетаться план и рынок.

Практика самой рыночной страны - США подтверждает, что государственное предпринимательство (с позволения проф. А.А. Галагана) - не “жареный лед”, а весьма убедительная реальность. Государственные закупки США составляют 20% национального продукта страны. Государство дает занятость 19 млн. человек. В этой связи П. Самуэльсон заметил: “Правительство США является крупнейшим предпринимателем в мире”.

Кстати, доля государственных расходов в экономике стран Европейского Союза колеблется в пределах от 32 до 65 процентов. В России же она сократилась за последние годы.... до 10%.

Итак, третий существенный признак предпринимательства можно сформулировать следующим образом: предпринимательство реализуется в разнообразных формах, на основе различных типов собственности.

Рассмотрим сходства и различия предпринимателей царской и постсоветской России. В нашей стране в 90-х годах уже были написаны работы, с разных сторон исследующие данную проблематику55.

Прежде всего, можно выделить общие черты “старого” и “нового” предпринимательства.

Первой общей чертой является большая роль молодежи в развитии отечественного предпринимательства. В царской России, -о тмечает А.А. Галаган, - у истоков известнейших предпринимательских династий - труд, энергия, инициатива и талант совсем еще молодых людей” 56.

В 90-х годах именно молодые предприниматели с самого начала рыночных реформ составили особую группу “предпринимателей новой волны”. В основном - это грамотные специалисты, которые покинули научные и исследовательские институты, вузы, государственные предприятия и министерства, где их многое не устраивало: нищенская зарплата, нестабильность рабочего места в условиях разрушения отечественной науки, образования и промышленности. Они ринулись в новый для них мир - предпринимательство. Особенно много таких людей оказалось среди физиков, математиков, несколько меньше - среди инженеров. Их средний возраст - тридцать - сорок лет, многие имеют ученые степени. И менно они обеспечили становление малых предприятий в нашей стране.

Второй общей чертой является негативное отношение общества к предпринимательству. “Как и в наше время, - пишет А.А. Галаган, -т радиционному предпринимательству приходилось (в царской России. -В.М.) функционировать в обстановке глубокого отчуждения со стороны российской общественности. В России почему-то , - удивляется автор, -в сегда не любили состоятельного и самостоятельного человека, и каждого, кто “высунулся”, старались уравнять с общей массой. Не случайно в великой русской классической литературе (по своему авторскому “происхождению” в основном - дворянской), в отличие от западной, нет положительного образа богача-предпринимателя”.

В России, действительно, не любили богачей и не восхваляли их в литературе, даже дворянской. Причиной является тот факт, что Россия, в отличие от стран Запада, не порвала в XVI веке (во время Реформации) с ценностями традиционного общества , такими как взаимопомощь, самопожертвование и коллективизм. Один из убежденных противников российского пути в экономике философ Ю. Буйда писал в этой связи: “Антирыночность есть атрибут традиционного менталитета, связанного с “соборной” экономикой... Наша экономическая ублюдочность (выражение ученого) все еще позволяет более или менее эффективно эксплуатировать миф о неких общностях, объединенных кровью, почвой и судьбой (речь идет, вероятно, о нации . - В.М.), ибо единственно реальные связи пока в зачатке и обретут силу лишь в расслоенном атомизированном обществе (!). Отвечая на вопрос о характере этих связей,     этой чаемой силы, поэт Иосиф Бродский обошелся одним словом: “Деньги”. 59

В атомизированном обществе Запада произошел отход к Ветхому завету и культу наживы. Именно протестантская этика объявила стремление к наживе священным. М. Вебер в известной работе “Протестантская этика и дух капитализма” приводит слова Д. Уэсли : “Мы обязаны призывать христиан к тому, чтобы они наживали столько, сколько можно, и сберегали все, что можно, то есть стремились к

В России сохранилось традиционное общество, где не было культа богатства, культа наживы. Поощрялось не стремление к обогащению, а к достатку, не к атомизации общества, а к сохранению и развитию коллективизма.

В советские годы наша страна сохранила ценности традиционного общества, что обусловило неприятие культа денег в постсоветское время. Негативное отношение в обществе к предпринимателям в наши дни проявилось, в частности, в оценке социальной роли богатых в России (Таблица 1).

Как видно из таблицы, около 60% опрошенных отрицательно оценивают социальную роль современных предпринимателей. Это легко понять, если учесть, что абсолютное большинство опрошенных (94%) полагают,    что    главным    условием    вхождения    в   круг    богатых предпринимателей являются связи .62

Неприязненное отношение к предпринимателям усиливается громадным разрывом в уровне личных доходов богатых и бедных. Более тысячи экспертов высказали свое мнение о том, кто такие новые русские и откуда у них деньги. Результаты опроса, проведенного Институтом социально-экономических проблем РАН, представлены в таблице 2.

В целом доля богатых в населении России - три - пять процентов. В то же время малообеспеченные и бедные слои населения в 1998 г. составляли 60 %. Из них 20 % имели доход 50 - 100 долл. на душу в месяц; бедные составляли 40 % населения с доходом менее 50 долл. в месяц на человека. У богатых среднемесячный доход на душу превышал 2000 долл., то есть был в 40 (сорок!) раз выше, чем у 40 % населения страны. Д аже в странах Запада нет таких социальных контрастов!

В 2002 г. по официальным данным, более 50 млн. человек имеют доходы ниже прожиточного уровня64. В декабре 2002 г. Центр международных социологических исследований (ИСОМАР) провел анкетный опрос, в котором приняли участие 3200 человек в 40 регионах России. Абсолютное большинство респондентов (63%) назвали 2002 г. “тяжелым”; 74% опрошенных ответили, что за этот год их жизненный уровень понизился (повысился он только у 7%). Большинство опрошенных (71%) отметили, что “достижений России в 2002 г. не было”. Деятельность правительства России в 2002 г. только 12 % оценили положительно, а 77% - отрицательно. К тому же 65% опрошенных отрицательно оценили внешнюю политику, проводимую Россией в 2002 г..

При неуклонно снижающемся уровне жизни абсолютного большинства граждан России растет богатство лишь небольшой группы предпринимателей. Согласно данным западных аналитиков, в России уже в 1998 г. было около 100.000 долларовых миллионеров и несколько миллиардеров. Это составляет 1/10 часть от количества миллионеров в США. Но миллионеры в России контролируют капитал, величиной в сотни миллиардов долларов, который постепенно

интернационализируется. В условиях нищающего большинства населения преступно быть столь богатым. Причем, рост богатства предпринимателей сопровождается ростом бедности в стране.

Негативное отношение к предпринимателям усиливается безразличным отношением многих из них, в том числе молодых, к судьбе России. Российский независимый институт социальных и национальных проблем опросил 1974 предпринимателя в возрасте от 17 до 26 лет. Они взрослели, формировали свое мировоззрение и начали свою трудовую деятельность в годы перестройки и реформ (самым молодым в 1985 г. было пять - шесть лет). Исследование проведено в различных регионах России, были опрошены предприниматели, занятые в малом и среднем бизнесе. Выяснилось, что 21,7% предпринимателей приняли решение о выезде на работу за рубеж. Это - вдвое больший показатель, чем у других социальных групп молодежи (студентов, инженеров).

В нашем обществе распространилось убеждение, что предприниматели преследуют только одну цель - личное обогащение любыми средствами. Поэтому рост бога тств пр едпринимателей не увеличивает благосостояния населения, более того, происходит дальнейший рост нищеты. В этих условиях все большее число людей выступает за ограничение предпринимательской деятельности . Об этом свидетельствуют данные, полученные в конце октября 1998 г. (после “черного августа”) Российским независимым институтом социальных и национальных проблем. Был проведен репрезентативный общероссийский социологический опрос во всех территориально-экономических районах страны, а также в Москве и Санкт-Петербурге . По квотной выборке было опрошено около 2000 респондентов, представляющих 11 социальных групп населения.

Выяснилось, что абсолютное большинство респондентов готово поддержать следующие меры правительства, которые значительно ограничили бы частнопредпринимательскую деятельность (таблица 3).

Провал неолиберальных реформ в России (как, впрочем, и в странах Западной Европы) привел в нашей стране к еще более негативному отношению к предпринимательству, что выразилось в желании большинства населения вернуться к жизни в СССР, где, как известно, предпринимательство в современном виде было запрещено. (Было ли предпринимательство в Советском Союзе - вопрос особый и он будет рассмотрен ниже). Данные социологического исследования, проведенного Научно-исследовательским центром при Институте молодежи в 1995 - 1997 годах, позволили выявить отношение в обществе к возможности возврата к жизни в СССР (таблица 4).

Из приведенных данных видно, что уже в 1997 г. большинство населения нашей страны хотело бы возврата к жизни в СССР. Причем, это желание не связано с консерватизмом стариков, их неумением приспособиться к новым условиям. Начиная с 25-летнего возраста более 50 процентов опрошенных высказались за жизнь при советском строе, даже с учетом накопившихся к концу 70-х годов проблем, связанных с деформацией социалистического общества.

Подводя итоги, можно сделать вывод, что негативное отношение населения России до 1917 г. и после 1991 г. к предпринимательству обусловлено как культурными традициями страны, так и сомнительной ролью предпринимателей в жизни общества.

Третьей общей чертой российского предпринимательства, по мнению ряда отечественных авторов, является печальная необходимость постоянно преодолевать скрытое и явное противодействие государственного аппарата, чиновничьей бюрократии. Подобные мнения, однако, требуют уточнения. Если говорить о предпринимателях, занятых в малом и среднем бизнесе, то высказанное утверждение вполне справедливо. Для преодоления бюрократических препятствий они были вынуждены в далеком прошлом (до Октября 1917 г.) и вынуждены в наши дни платить взятки чиновникам разных уровней. Г.Х. Попов даже предлагал эти взятки узаконить в официальном порядке. Не успел.

Что касается крупных предпринимателей, то они могли в прошлом,    могут   и    в    настоящем    обеспечивать    лояльность

государственного аппарата как с помощью личной унии, так и с помощью лоббирования своих интересов в органах власти. К тому же многие видные предприниматели являются депутатами парламента, входят во влиятельные объединения, типа клуба Ротари66, где они тесно общаются с представителями власти, решая свои проблемы.

Остановимся на различиях предпринимателей прошлого и настоящего. У российских предпринимателей постсоветского периода гораздо больше отличий от предпринимателей дореволюционной России, чем общих черт.

Первое отличие заключается в происхождении крупных и многих средних предпринимателей. В дооктябрьской России предпринимательство зарождалось снизу , последовательно пройдя через все этапы становления буржуазии как класса. “Традиционно “третье сословие” пополнялось за счет двух основных источников: купечества и крепостного крестьянства”, - пишет А.А. Галаган.

Современное крупное предпринимательство вышло из “верхов” (партийно-комсомольская номенклатура), из управленцев (“красные директора”), а также из “полусвета” (дельцы “теневой экономики” и криминальной среды). В результате крупный российский частный капитал не является продуктом своего естественного приумножения на базе многолетних традиций или высочайших критериев профессионализма и деловой морали. Многие были “назначены” богатыми предпринимателями, получив от государства недвижимость или просто деньги. В итоге сформировалось три типа крупных предпринимателей :

1.      Предприниматели из числа партийно-государственной номенклатуры.                  Активный переток               номенклатуры                                 в предпринимательство с прихваченными партийными и государственными ресурсами начался в 1989 - 1990 гг., то есть еще в годы существования СССР (который им явно начинал мешать, ибо их уже не устраивал даже деформированный социализм. Лозунг М.С. Горбачева: “Больше демократии, больше социализма!” бывшие “номенклатурные коммунисты” поспешили убрать - вместе с его автором). Именно в эти годы был создан целый ряд банков, холдингов, концернов, ассоциаций, занимающих ключевые позиции в экономике. Их основали высшие партийные, комсомольские и государственные чиновники (номенклатура). Становлению этого типа предпринимателей способствовало также то, что на первоначальном этапе (1988 - 1990 гг.) именно партийно-комсомольские органы и министерства имели наибольшую свободу в создании новых коммерческих организаций.

2.    Предприниматели из числа хозяйственной элиты - директора и руководители государственных предприятий - второй тип крупных предпринимателей современной России. “Красные директора” получили в свое управление недвижимость, как правило, экспортно-ориентированные предприятия топливно-энергетического комплекса, металлургической и лесной промышленности. У них - связи и практический опыт управления предприятием. Жизнь показала, что далеко не каждый директор способен стать хорошим предпринимателем. По некоторым оценкам, доля рыночно ориентированных директоров составляет 1/3 их общего числа68.

3.    Третья группа предпринимателей представлена уголовниками. Их деятельность имеет откровенно криминальный характер: незаконная торговля оружием и наркотиками, стратегическими металлами, а также махинации с фальшивыми авизо.

В целом, все три группы предпринимателей являются в большей или меньшей мере криминальными или полукриминальными фигурами. Как отмечает А. Панарин, в России осуществлена мафиозно-номенклатурная приватизация, что с самого начала “придавало собственности нелегитимный характер. В случае утраты власти собственникам угрожает не только экспроприация”.

Особо следует сказать о предпринимателях, вышедших из недр военно-промышленного комплекса и Академии наук. Нередко мотивацией вхождения в бизнес было желание заработать, чтобы самому профинансировать собственные исследования. Такое положение было обусловлено тем, что государство резко сократило финансирование всех видов научных исследований: как в гражданской, так и в военной области.

В нашей литературе встречается утверждение, что переход научных работников в сферу предпринимательства был благом. Умение логически и нестандартно мыслить, присущее представителям военной и академической, а также университетской науки, отсутствие идеологических шор, хорошее образование, полученное в советские годы в СССР, общая эрудиция и готовность к разумному риску позволили многим из них добиться успеха в частном бизнесе, - пишется рядом наших исследователей. Необходимо, однако, сделать два уточнения: во-первых, из бизнеса в науку почти никто не вернулся (так что профинансировать собственные исследования, ради чего ученые и ушли в предпринимательство, не удалось); во-вторых, очень многие ученые вынуждены были эмигрировать именно потому, что не хотели порывать с научной деятельностью, а продолжать исследования в России уже не стало возможным (даже у ведущих институтов Российской Академии Наук нет сре дств дл я закупки реактивов). Следует учесть и официальный уровень зарплаты в 40 - 50 долл., которую получают профессора в крупнейших научных центрах постсоветской России. Работа в 4 местах увеличивает доход, но не оклад ученого.

В принципе, научная и предпринимательская деятельность несовместимы . Редкие исключения (Эдисон и два - три других гения в науке и бизнесе) лишь подтверждают правило: предпринимательство требует от человека качеств во многом не только отличных, но и противоположных тем, которые необходимы для ученого.

Второе отличие современных предпринимателей от дореволюционных заключается в том, что большинство нынешних бизнесменов связано с криминальными структурами, а многие сами являются уголовниками. По данным международных и российских исследовательских организаций, криминальные структуры контролируют в России деятельность половины коммерческих банков и промышленных предприятий и 80% совместных предприятий. В процессе приватизации свыше половины капитала и большинство голосующих акций предприятий перешли в руки криминального и иностранного капитала; последний нередко создан бывшими советскими гражданами с криминальным прошлым70.

В целом, на теневую экономику в России сегодня приходится 75% ВВП , а с точки зрения уплаты налогов, российский бизнес на 90% -“черный”.

Увеличение доли нелегального объема услуг происходит преимущественно за счет финансово-кредитной сферы. Во всей же сфере обслуживания производится основная доля условного теневого ВВП (по некоторым данным, - до 75%)72.

В современной теневой экономики России можно выделить две ее разновидности, где заняты весьма разные категории предпринимателей. Во-первых, недетерминированная (случайная, стохастическая) и, во-вторых, детерминированная (организованная).

Первая разновидность теневой экономики связана с нерегулярными, случайными заработками у довольно большой части современного российского общества при производстве и оказании ими услуг населению. Фактически речь идет о легальной и полулегальной деятельности граждан, по разным причинам не попадающей в официальную отчетность. Это - как бы “серая” экономика. Занятые в ней предприниматели обычно представляют самые разные слои населения всех возрастов: от школьников до пенсионеров. Как правило, подобное предпринимательство является не основной, а побочной, вторичной деятельностью лиц самых разных профессий.

Вторая разновидность теневой экономики связана с организованной экономической преступностью (“черной” экономикой). В течение 90-х годов доля уголовно-криминальной части в теневой экономике поднялась с 50% до 70%.

Каковы причины господства криминала в российском предпринимательстве? - Можно выделить три основные причины:

1. Условия предпринимательства в России. Многие полагают, что ныне вообще невозможно отделить незаконные хозяйственные действия от законных . Наблюдая процессы перераспределения, происходящие “наверху”, предприниматели более скромного “ранга” не видят большого криминала в собственном нарушении законодательства.

2.    Вторая причина - формирование отечественной рыночной экономики. По мнению ряда исследователей, утверждение, что рост экономической преступности является следствием “генетической предрасположенности” экономической системы бывшего С ССР к кр иминальному экономическому поведению, - миф. Не “родимые пятна социализма”, а формирование капиталистических рыночных отношений вызвали рост преступности в сфере экономики. При этом к старым, “традиционным” видам преступной предпринимательской деятельности добавились новые виды правонарушений: ложное банкротство, хищение денежных сре дств в б анковской сфере, массовое сокрытие доходов от налогообложения, отмывание капиталов с использованием зарубежных банковско-кредитных учреждений, нарушение валютного законодательства. Впрочем, валютные махинации встречались и в советский период, но они были исключительно редким явлением, ибо влекли за собой, как правило, высшую меру наказания - расстрел или очень длительный срок лагерных работ.

Можно согласиться с выводом, что “рынок в гораздо большей степени, чем административно-директивная экономика, ведет к криминализации экономики. При тотальном уходе государства из сферы управления экономикой наступает самое страшное: контроль за экономикой и обществом захватывает мафия” 74.

3. Наконец, третьей причиной является формирование класса предпринимателей “сверху”, что привело к созданию в России номенклатурного капитализма. Именно коррумпированные политики, чиновники и хозяйственники возглавили проце сс стр емительного разрастания экономической преступности, срастания российской организованной преступности с международными криминальными кланами.

Не случайно многие крупные предприниматели современной России вышли из криминальной среды, где они в середине 80-х годов успешно освоили уголовные методы ведения “бизнеса”. Так, например, Ю. Айзеншпис - бывший валютчик, В. Ротборг - фарцовщик.75

Особенно показательным является восхождение в мире бизнеса В.А. Гусинского. До недавнего времени он был главой империи МОСТ и канала НТВ, заместителем Эдгара Бронфмана во Всемирном Еврейском Конгрессе. В недавнем же прошлом В.А. Гусинский активно занимался фарцовкой джинсами, кассетами, часами, за что неоднократно задерживался работниками милиции. 25 октября 1986 г. Советский РУВД г. Москвы на основании материалов проверки, поступивших из 34 отделения милиции, возбудил уголовное дело № 50 464 по ст. 147 УК РФ. О морально-этическом облике этого видного предпринимателя современной России говорит и такой факт: в 1985 г. он мошеннически присвоил 8.000 рублей (обещал продать машину!); в том же году В. Гусинский проиграл в карты 10.000 рублей (в те годы столько стоил хороший автомобиль), долгое время не мог рассчитаться76.

Морально разложившаяся в 70-х - начале 80-х гг. партийно-комсомольская и государственная номенклатура вместе с криминальными элементами валютно-фарцовочного мира и “цеховиками ” (подпольными капиталистами) 80-х годов стали крупнейшими предпринимателями в 90-х годах. Из их рядов вышло современное предпринимательство России, что является важнейшей причиной господства криминала в современной экономике.

Третье отличие предпринимателей конца ХХ века от российских предпринимателей начала века заключается в цели их деятельности. Главной целью дореволюционного предпринимательства было производство товаров и услуг, причем, ориентация была на рынок людей с самыми разными доходами, в том числе не забывались интересы и бедных покупателей. Современное предпринимательство имеет одну цель - достижение прибыли в сфере обращения с максимально быстрым получением дохода. Ориентация, в основном, направлена на удовлетворение потребностей богатого потребителя. Различие целей предопределило сферы деятельности предпринимателей: в 1910 - 1913 гг. количество “производительных” и “торгующе-распределяющих ” предприятий находилось в соотношении 85% к 15%. В конце 90-х годов количество “производительных” предприятий в предпринимательском секторе не превышает 5 (пяти!) процентов. Ныне фактически почти все предприниматели занимаются спекулятивной деятельностью и оказанием услуг богатым клиентам (биржи, рестораны, казино, ночные клубы, продажа недвижимости за рубежом и т.п.).

Ныне спекуляция в России возведена в ранг государственной политики. Сегодня в России нормой спекулятивной наценки как на товарном, так и на фондовом рынке считается наценка в 100, 200, 300 до 500 и более процентов. Можно привести один расчет: в С ССР ст оимость средней двухкомнатной кооперативной квартиры в Москве составляла примерно 7 - 8 тыс. рублей (исходя из цены 200 - 250 руб. за квадратный метр жилой площади). При средней зарплате у работающих 180 руб. выкупить эту квартиру у государства можно было за 5 - 7 лет. В 90-х годах ХХ века приобретение такой же квартиры обходилось в 50 - 60 тыс. долл. ( из расчета 800 - 1000 долл. за один квадратный метр общей, а не жилой площади). При средней зарплате в 100 долл. выкупить квартиру у новоявленных спекулянтов-предпринимателей можно только за 50 - 60 лет. Для сравнения - на Западе на выплату жилья требуется всего 10 -15 лет. Следовательно, спекулятивная наценка на стоимость квартиры ныне в России доходит до 500 процентов 78.

Четвертое отличие “старого” от “нового” предпринимательства: до революции 1917 года предпринимательство в России развивалось на основе равновероятного рыночного риска с опорой на соответствующие законы. Сегодня в основе предпринимательской деятельности - мощная бюрократическая подстраховка на принципах круговой номенклатурной поруки, - пишет профессор А. Панарин79. Вероятно, точнее было бы сказать, что “бюрократическая подстраховка” существует только в крупном и частично в среднем предпринимательстве. Все остальные предприниматели не имеют поддержки номенклатуры, но и не могут опираться на действующие законы, которые объективно направлены на удушение предпринимательства в России. Подробнее о действующих законах и как их обходят предприниматели будет сказано ниже.

Пятое отличие дореволюционного предпринимательства от современного заключается в том, что в царской России предпринимательство развивалось само и развивало страну. Экономические успехи русских предпринимателей обеспечивали рост экономического и политического могущества России. К тому же предпринимательство развивалось на основе учета и всестороннего использования национальных особенностей нашей страны: ее обычаев, традиций, идеалов, религиозной этики народа. Именно благодаря такому развитию предпринимательства сложилась общинная модель экономики России , которая учитывала такие черты русского народа, как соборность, артельность , коллективизм.

Большинство современных предпринимателей разделяют идеи космополитизма, пытаются адаптировать западные модели экономического устройства к российским реалиям. Против этого предостерегают не только русские патриоты, но и трезвые западные ученые и практики. Так, Вольфганг Картте , многолетний советник правительства Москвы, бывший крупный предприниматель Германии говорил еще в ноябре 1992 г.: “Я предостерегаю Вас от немецкого, американского или японского рыночного хозяйства. Не делайте ошибки, копируя нас. Ищите свой собственный русский вариант развития, который соответствует традициям и ценностным установкам России”80.

Когда нашим предпринимателям задается вопрос, кто бы мог сказать эти слова, в ответ звучало: “Жириновский”, “Коммунисты”.

Шестое отличие - российские предприниматели вплоть до начала ХХ века отличались исключительной индифферентностью к политической деятельности. Положение начало меняться в самом начале ХХ века. Сегодняшние крупные предприниматели стремятся заполнить любые свободные ниши в политической жизни страны, придавая особую ценность возможности работать в правительственных или президентских структурах власти. Многие предприниматели добиваются избрания в Государственную Думу, что позволяет им влиять на принятие необходимых им решений, устанавливать “полезные” связи для дальнейшего развития своего бизнеса.

Остановимся на вопросе: были ли предприниматели в СССР?

Ответ на этот вопрос зависит от того, считаем ли мы частную собственность обязательной предпосылкой предпринимательской деятельности. В советские годы частнособственническое предпринимательство играло незначительную роль. Выше уже отмечалось, что на Западе предпринимательство реализуется в разнообразных формах, а не только в форме частнособственнического предпринимательства. В начале работы была обоснована точка зрения автора о трех базовых признаках предпринимательства. Этим признакам вполне отвечает рационализаторская и изобретательская деятельность на предприятиях бывшего СССР. Деятельность председателя колхоза -м аяка (а не все же они были “липовыми”), который строил для своих односельчан коттеджи, прекрасную школу, больницу, отделанный мрамором Дворец культуры, - разве это не предпринимательство? Многие директора первоклассных заводов, с добротными подсобными хозяйствами, с прекрасными заводскими санаториями в Крыму - разве они не демонстрировали “дух предпринимательства”, о котором писал Гумилев?

Можно считать, что в Советском Союзе возникли новые формы предпринимательства, неизвестные прежней России81. Их еще предстоит оценить по достоинству не только у нас, но и во всем мире.

Впрочем, предприниматели зарубежных стран уже оценили. Не случайно весь мир говорил раньше о “русском чуде”. Об этом напомнил нашим экономистам японский миллиардер Хироси Теревама , будучи в С ССР в 19 91 г. Отвечая на вопросы наших ученых о тайнах “японского чуда”, один из крупнейших предпринимателей не только Японии ответил: “Вы не говорите об основном. О вашей первенствующей роли в мире. В 39-м году вы, русские, были умными, а мы, японцы, дураками . В 49-м году вы стали еще умнее, а мы были пока дураками . А в 55-м мы поумнели, а вы превратились в пятилетних детей. Вся наша экономическая система практически полностью скопирована с вашей , с той разницей, что у нас капитализм, частные товаропроизводители, и мы более 15% темпа роста никогда не достигали, вы же при общественной собственности на средства производства достигали 30% и более. Во всех наших фирмах висят ваши лозунги сталинской поры”82.

Капиталисты уже поняли, что предпринимательство при общественной форме собственности на средства производства эффективнее, чем при частной, при капитализме. Разумеется, если при этом во главе страны - грамотные, национально ориентированные лидеры.

Читать далее: Условия современного предпринимательства в России